Поиски земного ума.
(О. Асауляк. Опыт поиска духовного старца)

     Путь к просветлению сознания невозможен без духовного руководителя. Еще на древнем Востоке знали, что человека нельзя оставлять под собственным контролем в период духовного становления, ибо он не ведает, что ждет его на Пути и как вести себя в непредвиденных обстоятельствах. Мудрые говорили, что лучше отдать человека под контроль кошки, чем под его собственный.

     Часто духовное старчество истолковывается чисто по-земному. Не каждый может являться старцем, если он стар по возрасту. Духовными старцами могут быть и молодые люди, имеющие опыт восхождения в невидимый мир Духа, как в монастырском затворе, так и в миру. В данном случае понятие «старчество» нужно трактовать как одно из послушаний, такое же, как духовное постничество, духовное столпничество, духовная схима и так далее. Во все века в монастырском затворе духовный старец был для послушника основой иноческого пути.

     Подвижнику в миру в последнее время намного труд­нее найти духовного руководителя из среды монахов и священнослужителей. Новое время требует новых зна­ний. Монастырский опыт в чистом виде не приживается на мирской почве, где подвижнику тяжелее преодолевать искушения, так как они постоянно окружают его. Это как пересадка нежных экзотических цветов из теплицы в мир. Тяжелее находиться в состоянии внутренней мо­литвы, так как необходимая деятельность мира забирает внимание идущего. Тяжелее идти по пути послушания, ибо мы не имеем постоянно рядом старших духовных руководителей. Поэтому подвижничество в миру, по сло­вам провидцев прежних веков, будет в конце времен более благодатным, нежели обмирщенное священство.

     Часто духовное руководство в миру осуществляется на расстоянии без личного общения со старцем. Духовная жизнь такого послушника, по словам протоиерея Вален­тина Свенцицкого, «принята в сердце духовного отца, где он все время находится с ним в том внутреннем сопри­косновении, которое от расстояния не зависит». В прав­дивости этих слов я убедилась на собственном опыте.

     Духовные старцы не выбираются по своему уму: они даются Богом именно тогда, когда путь подвижника необ­ходимо поставить под контроль сильного молитвенника и утешителя в скорбях мира. Многие начинающие под­вижники опережают промысел Божий, начиная свой путь с поездок по монастырям в надежде найти своего духов­ника. Прошла и я в свое время такое искушение. Насто­ящий духовный старец-провидец встречается исключи­тельно редко в настоящее время, а открытие тайников души перед лжепастырями в монашеских одеяниях надол­го задерживает духовную эволюцию подвижника. Каж­дый духовник может дать своему чаду только то, что опыт­ным путем приобрел сам.

     По всем монастырям подвизаются чистые духовные служители Божьи, не имеющие Дара наставничества. Онинастолько далеки от жизни мирских людей, что взаимное понимание при контакте с ними становится весьма про­блематичным. Существует неписаное правило: на глу­пый вопрос, заданный провидцу, ты обязательно получишь ответ того же уровня. Поэтому нельзя напрашиваться на духовную беседу к старцу, если ты к ней морально не готов. Неразумный человек всегда останется неудовлет­ворен такой беседой, а поумневший сделает правильный вывод, обвинив прежде всего себя, а не своего собесед­ника.

     В первый год после сознательного подключения, когда я только что приступила к регулярным молитвенным упражнениям, земной ум подсказывал мне, что нужно срочно искать духовника. Почему-то казалось, что его я смогу найти где-нибудь далеко от Киева, в неизвестных мне пустынях и обителях. (Вот уж воистину: «Нет про­рока в своем отечестве!»)

     Первый год ушел на бесполезные поиски. Я встреча­лась со священниками и монахами различных конфес­сий, познакомилась с основателем Богородичного центра отцом Иоанном и сразу же отошла от этого направле­ния, увидев в нем сектантскую ограниченность и эле­менты фанатического нездорового психизма.

    Я встречала служителей культа, которые во всех иска­ниях человеческой души видели только нечистую силу и с негодованием отвергали возможность духовного под­вига вне монастыря. Были такие священники настроены против Иисусовой молитвы, считая, что она непременно приведет к прелести и введет в соблазн мирского чело­века.

    Я была в отчаянии от бесплодных поисков и никак не могла понять, что мои Небесные Кураторы ждут от меня правильных выводов, сделанных из происходящих событий. Как я могла надеяться на понимание других, если сама еще не имела серьезных духовных наработок! Как можно было рассчитывать на плодотворную духов­ную беседу, если мне нечего было сказать собеседнику кроме того, что со мною «что-то» происходит, что меня «кто-то» «куда-то» ведет, и что я включилась в «систему», о которой пока очень мало знаю.

    Сама в себе я прекрасно все понимала, но выразить словами происходящее со мной на языке знаковой сис­темы православного монаха или священника :еще не мог­ла. Мне не хватало знаний, наработанных христиански­ми подвижниками, подтверждающих собственный опыт. Мне нужны были догматика, апологетика, исагогика и другие дисциплины совместно с постоянной духовной практикой и самоанализом.

     Впоследствии, когда все это пришло, ситуация в корне изменилась. Теперь, когда в моей школе проучились бо­лее десятка священнослужителей, говорить со священ­ством на их языке не представляет труда.

    Окончательно свои ошибки я поняла после посеще­ния Почаевской Лавры. Чудо-монастырь, где живой дух Богородицы присутствует в тишине величественных храмов... Перед поездкой сведущие люди посоветовали мне разыскать отца Прохора, который якобы более, чем другие монахи, лояльно относится к опытам постижения духовного мира и к духовному целительству в миру.

    Найти нужного человека в большом монастыре, да еще не определившись до конца, с какой целью ты ве­дешь свои поиски, оказалось весьма сложным. Только позднее я поняла Божий промысел относительно всех кажущихся недоразумений, которые там произошли. Меня терпеливо учили поручать все свои дела Богу, а не «выс­какивать» самовольно под воздействием земного ума.

    Первый же монах на мой вопрос об отце Прохоре ука­зал рукой в сторону храма и сказал: «Он — там». Я по­шла туда. Второй человек, к которому я обратилась в хра­ме, высказался еще менее определенно: «Он сейчас в миру, когда вернется, неизвестно». Я сделала еще одну попыт­ку, пройдя к самому древнему сухонькому старичку в мо­нашеском облачении, и получила самый исчерпывающий ответ: «Он умер». Пожилая вездесущая монашенка, ока­завшаяся случайным свидетелем моих «мытарств», отве­ла меня в сторону и просветила: «Не спрашивай о немни у кого. Он — в епитимьи. Найди-ка лучше отца Гермогена».

    Мои поиски пошли по второму кругу. Только потом я узнала, что отец Гермоген — главный специалист по экзорцизму , по определенным дням изгоняет из людей бе­сов, исцеляет одержимых при помощи копья и молитвы. Естественно, вопросы о нем всех наводили на мысль, что я одержима лукавым духом и ищу помощи. Самый зна­менательный разговор состоялся в конце моих поисков со старым монахом. На мой вопрос об отце Гермогене он попросил показать ему руки. Я не сразу поняла, что он внимательно присматривается, нет ли на моих ногтях следов лака. После осмотра последовала череда строгих вопросов.

— С мужем венчана?
— Венчана, батюшка.
— Дети крещенные?
— Крещенные, батюшка.
— Аборты делала?
— Нет, батюшка.
— Телевизор в доме есть?
— Есть, отче.
— Как приедешь домой — вывези его в канаву, бес — в нем.
— В какую канаву, отец? — спросила я, еще до конца не понимая, чего он хочет, но уже обдумывая, где в боль­шом современном городе можно отыскать канаву для моего телевизора.
— В большую! А лучше всего продай и купи продук­тов на три года. Голод будет.
— Как же, отче, ведь Господь учил, что запасаться не нужно, что каждый день сам о себе позаботится? Да и продукты-то за три года ведь испортятся!

...Я уезжала домой со смешанным чувством тихой грусти и приобретенной мудрости. Как я была благодар­на за уроки, преподанные мне Небесным Учителем че­рез этих далеких от суетного мира людей!

    Сам Господь вкладывал в их уста невразумительные ответы, чтобы показать мне мое неразумение и преждев­ременность поисков от земного ума.

   Отца Гермогена мне все-таки удалось увидеть в рабо­те. Больные люди поочередно подходили к нему, предва­рительно раздевшись до пояса. Дотрагиваясь металли­ческим копьем до определенных точек на теле человека, старец быстро вполголоса читал молитвы, от которых из больного выходила негативная энергия разрушения. Одна молодая девушка во время вычитки ругала старца самы­ми непристойными словами. Отец Гермоген улыбался в ответ и приговаривал между чтением молитв: «Хоро­шо, молодец, ну-ка еще сильнее ругай старца Гермогена, так его, так его!» Девушка доходила до изнеможения и хрипоты, потом, наконец, под крестным знамением старца облегченно вздыхала и падала на колени: «Прости, отец, родной, это ведь не я, не я тебя ругала, я так тебя люблю, прости!»

    После поездки в Почаев мои поиски духовника пре­кратились. Три года я работала самостоятельно. Кто бы мог тогда подумать, что здесь, в родном Киеве меня сам найдет тот, кто заменил родного отца, стал немногослов­ным советчиком и молитвенником не только о моей душе, но и о всех моих подвижниках-учениках. Так уж ли бес­смысленны были слова старого монаха о телевизоре и запасе продуктов на три года? По крайней мере для меня в них скрывался глубокий тайный смысл. «Телеви­зор» в человеке — это декодер, переводящий сигналы духовных сфер на язык речи. Когда старец говорил о земном телевизоре, я должна была понять совсем дру­гое: если я не понимаю промысла своего учителя и сама бегаю в поисках духовника, мой «телевизор» нужно выб­росить в канаву за ненадобностью и на три года запас­тись терпением, пока духовный отец не будет дан свыше. В словах о голоде был заключен скрытый смысл — о духовном голоде самостоятельной работы без земного руководителя!

 Автор: Ольга Асауляк. Книга огней, часть третья "Рать"

    На данном сайте опубликованы лишь некоторые главы из книги Ольги Асауляк, помогающие осознанию единства всех людей пониманию себя и друг друга, способствующие устранению препятствий между человеком и Богом. Перечень этих глав находиться в рубрике FAQ.