"Отче наш" мой молитвенный опыт.

     Летом 2012 мой внутренний голос взбунтовался: "Чего мол обращаешься в молитве "Отче наш" к Богу, который на небесах, хотя понимаешь что Он в тебе".  Я решился читать эту молитву для себя так:."Отче наш, Тот, что во мне...". Примерно через 2 месяца подобного чтения, я в друг понял, что Он не только во мне, но и я в нём, а "небеса" у нас едины. После этого осознания, противоречие рассеялось, и я могу, не кривя душой, читать  молитву так, как она написана в Библии, но теперь эта молитва звучит во мне в гораздо более широком спектре. :) Теперь мой Бог, Тот, что во мне, вырос до небес :)))

    Весной 2015 стало резать слух слово "...да БУДЕТ воля Твоя на земле как на небе". Ведь если здраво рассудить, то у будущего нет степеней будущности, и поэтому "будущее" не может наступить без обозначения конкретного времени его проявления! В завершении молитвы мы конечно озвучиваем признание "ибо Твоё есть Царство и сила и слава во веки веков. Аминь", но тогда возникает вопрос к нам: а что-же мы творим в Его Царстве?
-Продолжаем ждать Спасителя? -Так он уже два раза приходил, но многие его второе пришетсвие так и не хотят замечать.
-Ждём пока "Барин" что скажет? - так чем мы лучше рабов в рабовладельческом строе?
-Оправдываемся, что мол в Библии так и так написано..? Так эта Книга лишь своеобразный инструмент, образно говоря - это навигационное устройство "запрограмированное" людьми, пусть даже и святыми, но не безгрешными. Кроме того, нужно ещё учитывать процент искажения информации при её передаче, переводе, и тем, что каждый из нас понял... . Если "в строчках" и "между строчек" сумма %та искажения достигнет 180 градусов, то смысл  меняется на противоположный.

    Когда мы не вникаем в суть совершаемого нами действия, и лишь оправдываем себя тем, что мол делаем то-то и так-то, так как это написано в Библии/Коране/Торе и т.п., или мол так в церкви сказали, то чем же мы лучше так называемых колдунов, ведьм, магов, чародеев и т.п., совершающих массу ретуалов и не гнушающихся порой именем Христа прикрыватья?

    Хотим мы и дальше мыслить как "толпа", или-же как СОБОР ЛИЧНОСТЕЙ, а затем и СОБОР СУЩНОСТЕЙ? Дабы научиться мыслить как последние, можно пойти от обратного, и осознать, как мыслит "толпа". Наиболее точное и простое определение сознанию толпы, дал В.Г.Белинский: «Толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету...» . Но есть ещё и слова Христа, поясняющего рабское сознание: "Раб, это тот, кто не знает! Не знает воли господина своего!", в то же время: "Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его,..." (это было образно сказано в притче о верном слуге и хозяине дома. Для земной логике не понятно, что это за "раб", которго за неповиновение называют рабом. Но если осознать, что Бог вдит в нас Бога и ждёт, что из нас вырастут Сыновья-Наследники Царства Божьего, то всё становится на свои места).

    На мой взгляд, пришла наконец пора каждому пробудить своё сознание и осознать свои действия в Царстве Отца нашего. Познать законы и принципы по которым Он творит миры.

     Дабы выйти из "зазеркаленого" сознания,  предлагаю молитву "Отче наш" читать в НАСТОЯЩЕМ времни:

  • Отче наш, ВЕЗДЕСУЩИЙ!
  • да святится имя Твое;
  • да ПРЕБУДЕТ Царствие Твоё;
  • да ПРЕБУДЕТ воля Твоя и на земле, как на небе;
  • хлеб наш насущный ДАЁШЬ нам на сей день;
  • и ПРОЩАЕШЬ нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
  • и НЕ ВВОДИШЬ нас в искушение, но ИЗБАВЛЯШЬ нас от лукавого.
  • Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.
  •  Аминь.

Пояснение: Высший Разум на тои и Высший, что он видит все наши просьбы заранее. Это мы, своим неверием, постоянно просим..., а наше невежество хочет впихнуть всё в собственные домыслы и религиозные рамки. Из собственного опыта говорю, что в большинстве известных мне случаев, не происходит в жизни ничего, без мысли или знака об опасности. Но если мы это игнорируем, то не надо Бога, или ещё кого винить.

Нужно преумножать НАСТОЯЩЕЕ, поэтому и действовать нужно из СОСТОЯНИЯ того, что есть на самом деле.

 Для сравнения, оригинал перевода библейского текста (Матфей 6:9-13)       

  • Молитесь же так:
  • Отче наш, сущий на небесах!
  • да святится имя Твое;
  • да приидет Царствие Твое;
  • да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
  • хлеб наш насущный дай нам на сей день;
  • и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
  • и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.
  • Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.
  • Аминь.

 

Дополнительная информация:

Пример рассуждения на тему молитвы "Отче наш":

   Конспект выступления Виктора Веряскина
на тему молитвы «Отче наш»

            Те, кто помнят наши прежние встречи, наверное, добрую традицию эту заметили, что мы обычно начинаем с того события - календарного литургического годового цикла, и с того чтения евангельского, которое выпадает на день нашей встречи. И сегодня день нашей встречи снова необычный. Потому, что за двадцать семь лет служения в церкви я очень редко слышал истолкование молитвы Господней в литургической проповеди, или в таком вот внебогослужебном собеседовании.

         Сегодня по календарю чтение молитвы «Отче наш» с истолкованием. Я не виноват, так случилось. Поэтому, оказывается, перед Прощеным воскресеньем, на кануне вступления в подвиг Великого поста и молитвы - вот нам предлагается сегодня поразмышлять над глубинным смыслом молитвы «Отче наш».

         Многие спрашивают себя и друг друга – что главное в христианстве? Что является сердцевиной православия? И не многие отвечают и ярко себе представляют, что в каждом храме есть - концентрическими кругами -   Внешний двор, Притвор, Святое, Храм, святое святых в центре храма – Алтарь, а в центре Алтаря – Престол, а в центре Престола лежит Евангелие. Которое представляет собой не только учение Господа Иисуса Христа, но и самого Господа Иисуса Христа в одном из Его воплощений.

         Сам Христос есть Логос. Он Сам есть Слово, и это одно из Его воплощений. Поэтому, когда мы с вами начинаем наши встречи и собеседования, и размышления с анализа этого Слова – мы с вами начинаем с сердцевины, с самой сути, и с самого главного, с самого Христа, как хлеба насущного для нашей жизни. И вот давайте: казалось-бы, мы так знаем хорошо эти слова. Они обманчиво простые. Некоторые считают, что это детская молитва. И последнее время по телевидению, вы обратили внимание – ребенок читает молитву Господню перед началом девятичасовых новостей и, нам иногда кажется, что это детская молитва.

         Эта молитва на самом деле - молитва ученическая. Тот, кто не знает Учения Иисуса Христа о Боге и о Царстве Божьем, и сам не является учеником, в подлинном смысле этого слова – даже часто не подозревает, какие слова он произносит.

         Давайте задумаемся над первым словом: «Отче»; «Отче наш, Иже еси на небесах».

       «Отче» - это была новость.

         До Иисуса Христа редко кто додумывался назвать Бога отцом. Бога чаще называли Господином вселенной, Демиургом, Творцом и Создателем, Правосудным судьей и Мздовоздаятелем и, поэтому взаимоотношения Бога и человека мыслились на принципах справедливого воздаяния: грешнику за нарушение Закона - со стороны Творца и, Наблюдателя за соблюдением этого Закона. И поэтому взаимоотношения несли на себе характер этого законничества: принципа справедливого воздаяния – вы помните: «Око за око, зуб за зуб». За преступление – наказание: «Душа согрешающая – да умрет!».

         И вот приходит Иисус Христос, и говорит: «Да – Бог судья правосудный, Он мздовоздаятель. Но с наступлением Новозаветного периода священной истории человечества Он поворачивается к нам больше другим Своим аспектом – аспектом своего отечества. Он – Отец любящий». И с наступления Нового Завета мы перестановку акцента делаем: Он нам уже Отец, а не судья.

         В этом мы с вами подходим к осмыслению на самом деле единого принципа построения молитвы Господней «Отче наш».

         Ведь ученики в большинстве своем, как и мы с вами, часто не понимали - а зачем нужно молиться, а как нужно молиться? А к кому нужно обращаться? И с какими словами, и сколько раз? И поэтому в Евангелие от Луки прямо написано:

       - Подошел ученик и сказал: «Учитель, научи нас молиться, как Иоанн Креститель научил своих учеников». И учитель Иисус Христос начал преподавать это учение о молитве, какой она должна быть должным образом.

         Обратите внимание, некоторые из нас сегодня себе говорят, и друг другу, и другим в полемике: «Вы православные с роду что–то   напридумываете! Нет – сказать просто: «Господи, помилуй!» - вы трижды повторяете «Господи помилуй!», как минимум». А если мы откроем с вами Евангелие, мы там прочитаем, что Господь Иисус Христос в Гефсиманском саду во время молитвы Своей, когда душа Его скорбела, - написано: «Он отшед от учеников, помолился к Отцу, трижды повторив одни и те же слова».

         Я сам многие годы не замечал этой фразы. Сам Господь Иисус Христос повторил трижды одни и те же слова!

         Оказывается еще за столетия, до рождества Христова Пифагор утверждал: «К Богу воззвал истинно тот, только, кто воззвал к нему трижды!». Предчувствие было! У доновозаветного, ветхозаветного языческого мира было предчувствие! Бог вел людей к новой ступени откровения. И святые отцы говорят: «Для Израиля детоводителем ко Христу был закон Моисея, а для греков детоводителем ко Христу была философия». Так сказал Климент Александрийский. И оказывается, православное мировоззрение признает, что внутри развития логики человеческой, внутри роста интеллекта идет подготовка к восприятию еще более глубокого, еще более полного, еще более целостного откровения о Боге-Отце. И когда приходит Иисус Христос, Он говорит: «Бог и Судья и Отец». – Люди слышат и говорят: «Какие жестокие слова!».

       Кто может это слышать? Почему? А потому, что люди, в основной части своей, как и мы с вами – рассудочные. А что значит рассудочные?

         Рассудок устроен по принципу бинарных оппозиций. Или, или – третьего не дано! Есть закон исключенного - третьего. В рассудочной логике - формально-логический закон. Или первое, или второе – третьего не дано! Закон исключенного третьего. И мы сегодня говорим: «Это тезис, это антитезис – и их не возможно соединить в синтезе». Но приходит Иисус Христос, и говорит: «А Я пришел вас научить единству тез и антитез. Я пришел вас научить в целостности, в органичности соединению противоположностей».

         И вся эта молитва будет построена на принципе единства противоположностей. Бог - Судья – это противоположность одна; Бог – любящий Отец – это противоположность другая. Как же между ними найти единство и синтез? Потому что справедливость может противоречить милосердию! Из этого складывается та крестовина, как основная структура, на которой стоит все мироздание. А мироздание стоит на кресте - на кресте противоречия. В том числе - между справедливостью и милосердием. Разве не справедливо осудить нарушившего закон грешника? Справедливо! Но если только одну эту сторону исполнить – грешник погибнет, и не будет достигнута божественная цель. А какая божественная цель? Бог хочет, чтобы все спаслись! И все достигли познания истины! Уничтожив грешника – Бог сам не достигает собственной цели. И если Он проявляет только одну свою сторону, только один свой аспект справедливости – Судии и Мздовоздаятеля - Он не достигает своей собственной цели, потому что сам Бог есть целостность и полнота. Написано: «Полнота, наполняющего все во всем». Помните? Если же Бог проявляет вторую свою сторону – любовь, милосердие и снисходительность, без участия справедливости, Он становится мягкотелым, бесхребетным и потакающим произволу и беззаконию. Вторая крайность – и, опять не достигается цель. Цель достигается только тогда, когда возникает целостность. Когда оба противоречия сбалансировано уравновешиваются в центральном, едином принципе синтеза полноты и органичности. И по этому, мы с вами сегодня можем смело сказать: «Бог и Отец, и Судья, но более Отец, чем Судья.

         Для римлян, и для тогдашнего периода, и для той цивилизации не всем было это понятно. И многие Святые Отцы, Апостолы, апостольские мужи, и потом учителя церкви пытались разъяснять. Они говорили: «Но вот представь себе – император Римской империи возвращается с войны. Триумфальный вход императора в столицу. Оцепили все, организовали порядок. Расставили солдат – рослых, огромных. Едет повозка. На повозке в роскоши, и в подарках, и в трофеях сидит император. И вдруг, под ногами у какого-то римского легионера пытается пролезть маленький мальчик, трехлетний. Тот, с начала ласково ему говорит: «Малыш, тебе сегодня сюда нельзя! Тут едет император! А когда едет император, властитель наш – никому нельзя нарушать порядок и не вовремя лезть к нему». А этот мальчик и говорит: «Может быть, тебе он и император. А это мой папа». И его узнают, и его пропускают. Потому что это чадо. Это сын, он из той семьи! Он не из когорты слуг, он не из когорты рабов этой империи, этого царства. Он из СЕМЬИ, он ЧАДО! Он СЫН, это его ОТЕЦ!».

         Представьте себе – если бы Бог был только господин, только Судья, только Демиург, только Властитель, только гарант соблюдения закона кармы… Мы бы даже между ногами у легионера не проскользнули бы.

         А оказывается, Христос говорит: «Умалитесь, как дети, обратитесь к Богу-Отцу, как к отцу. Он примет вас как детей. Родитесь заново, с выше. Станьте чадами Его семьи». И тогда никакой легионер, охраняющий страж Закона Кармы не встанет у вас на пути. Бог-Отец – прежде всего! И вы знаете, что самое интересное? Когда пытаешься молиться – думаешь: «Ведь я же грешник, большой грешник, падший грешник! Как же я произнесу эти слова – Отец?». Конечно, Он судья для грешника. Но в том-то и секрет, в том-то и задача, в том-то наша с вами правильная настроенность – когда мы с вами знаем и говорим: «Моя мать и мой отец» - когда они настоящие мать и отец – они любят своих детей даже и тогда, когда дети не послушные, когда дети капризные, когда дети нарушают порядок. Всеравно они их любят! И все равно их можно называть отцом. И когда отец ремнем тебя лупцует, а ты всеравно кричишь: «Папа, мне больно!». Ты не говоришь: « Судья, Мздовоздаятель, мне больно!». Ты говоришь: «Папа, мне больно!».

         И оказывается – новое отношение к Богу! Христианство избавило человечество от чрезмерного страха перед Богом! Христианство поставило человека перед единственным Богом – Отцом любящим! Потому что люди терялись во множестве богов! Вы вспомните ту древнегреческую мифологию, в которой насчитывают некоторые специалисты до тридцати тысяч персонажей божественных! И эти боги соперничали между собой! Они дрались и ревновали! Вы помните это?

И когда один из этих богов, Прометей, захотел помочь людям - и побежал, там стащил где-то, какой-то там факел – другие боги его за это наказали, вы помните, как это было? И сегодня Христианство нам говорит: «Бог один! Все остальные – не боги. И знаете Единого небесного Отца!». И это единый принцип, и это единая связь, и это единые взаимоотношения!

         Но что интересно дальше - Отче наш!

         Нам хочется сказать: «Отче мой!». Мы чаще произносим: «Боже мой! Боженьки ты мой!». И это конечно нам кажется, что это искренне, и это индивидуально, и это субъективно, и это интимно. Да, это так. Но в тоже время это самостно, и это эгоистично. И это во втором слове молитвы мы снова видим две противоположности – тезис и антитезис, соборность и единоличность. И мы опять разрываемся. Потому что, соборность частично скомпрометирована неправильно понимаемой большевистской коллективностью. И нам иногда не хочется просто растаять в каком-то коллективе безличном, колхозном. И нам хочется сохранить свою, якобы яркую индивидуальность. Как там, итальянцы говорят: «Forca personalita» - яркая индивидуальность! А это-же моя самость, это-же мое эго! И мы его подпитываем, мы его лелеем, мы его раздуваем. И в итоге у нас получается опять в одну сторону или в другую преувеличение.

         Единый принцип построения молитвы Господней – он говорит: «Найдите золотую середину, найдите правильную пропорцию – между тем, что Бог – Судья и между тем, что Бог – Отец. Между тем, что Бог наш и между тем, что Он Бог твой». И оказывается, с акцентом всегда на той доле, которая нужнее в данном состоянии нашем, и на данном этапе нашего развития. На данном этапе нашего развития нам важнее сделать акцент на наш. И Сам Христос делает этот акцент. Он говорит: «Учитесь говорить – Отче наш, а не Отче мой». Как видите – тезис и антитезис, и единство тезиса и антитезиса – со сдвигом в ту самую золотую пропорцию, помните, мы говорили с вами – что середина! Легко запомнить слова, что мы пытаемся идти по серединному царскому пути. Но не легко понять, что принцип золотой середины – это не фифти-фифти и пятьдесят на пятьдесят. Это, как я люблю говорить – некий принцип золотой пропорции, золотого сечения. А он приблизительно – шестьдесят семь на тридцать три. И поэтому оказывается – шестьдесят семь – Любви и Отечества, а тридцать три – Судьи и Мздовоздаятеля. Оказывается – шестьдесят семь – наш, а тридцать три – мой. Оказывается и это имеет место, и это имеет место, только в какой пропорции? И возникает единство, единство и не единство. Единый принцип единства не единого. И это надо осмыслить.

         Отче наш, а не только мой. Сущий на небесах, отец наш небесный. Казалось бы – нет нужды лишний раз напоминать, что Бог на небесах. Мы и так говорим: «Да, до царя далеко, до Бога высоко». Бог на небесах, а начальник тут. Что делать? И, казалось бы, нет нужды нам напоминать, что Бог небесный! И это опять противопоставление – а где же земное?

         И Христос на самом деле нас тоже учил: «Бог не только небесный.

Он и на земле. Он кстати и под землей, Он и в преисподней». Мы вспомним такие слова, может быть кому-то, не до конца понятные. Но Давид в псалме говорит: «Куда я уйду от лица Твоего, и от Духа Твоего куда убегу? Даже если я возьму крылья у зари, и полечу на край моря – и там настигнет меня десница Твоя!». Потому что понимали ветхозаветные праведники еще – Бог вездесущ! Бог везде присущ – Он на небе и на земле, Он справа и слева, Он на севере и на юге, Он в этом зале, Он в нас и мы в нем. Он вездесущ! Но с акцентом на небесный аспект. Почему? Мы опять говорим: «Не то чтобы пятьдесят процентов земли и пятьдесят процентов неба. Шестьдесят семь процентов небу, тридцать три земле. Опять правильная пропорция, опять правильное соотношение. И действительно – когда мы с вами поем, когда мы с вами говорим, что Он вознесся на Небеса, и сидит одесную Отца – мы с вами прекрасно понимаем – это несовершенство нашего языка – и эти антропоморфизмы, которые мы не можем преодолеть, до поры-до времени. Иоанн Златоуст говорит нам: «Это надо понимать Богоприлично». Бог не только одесную, но и о шуею, Он и впереди, Он и сзади, и Он и сверху, Он и снизу – Он везде присущий! Поэтому Христос только говорит: «Горе имеем сердца», как мы в литургии поем и читаем. Находясь на земле, ощущая Бога в земных делах, устремление имей к Небесному (Шестьдесят семь процентов небесного, тридцать три процента земного). Тогда будет правильная пропорция, и ты будешь услышан. И все будет у тебя в правильном соотношении. Потому что, оказывается, между скрижалями в Ветхом Завете было соотношение, были пропорции, их было две. И вы помните – на первой скрижали четыре заповеди, и называлось это условно – отношение человека к Богу, а на второй скрижали было шесть заповедей – отношение человека к человеку, к ближнему.

         Некая аналогия усматривается и в построении структурном молитвы «Отче наш». С начала идет об Отце, что Он небесный. И все три прошения первые к Богу. А четыре, вторые - к человеку, и к ближнему, и к проблемам человека. И мы это увидим с вами дальше.

         «Да святится Имя Твое». Святость, святое и святится, передается в греческом тексте Нового Завета словом «Агиос». Агиос или хагиос, потому что «Х» чаще всего пишется, но почти не озвучивается при произношении. Как мы поем на литургии иногда, архиерейской: «Агиос Офеоз, Агиос исфероз» - «Святый Боже, Святый крепкий» - кто слышал, и кто участвует в пении. «Агиос» – это перевод древнегреческий древнееврейского термина - «Кадош» - святой. Каждое слово, каждый этот термин имеет несколько оттенков смысловых в своем значении.

         И первое значение этого слова - отделенный. Отделенный от обычного употребления. Святой и святится – это значит быть отделенным от зла и от нечистоты. Вот как бывает у нас с вами дома – приходим домой, и говорим детям: «Вот этот фужер, который стоит в серванте. С сегодняшнего дня никто в нем гоголь-моголь не разбалтывает! Потому что он будет использоваться теперь только для того, чтобы в нем была налита освященная вода». И мы это называем святой сосуд, освященная вода для священных целей. Также называется святой угол (может у кого-то есть дома). А некоторые прямо говорят: «На Божничку положите там». Слышали? Святой угол есть оказывается у нас, святая вода, святые одежды (некоторые называют, правда?), священные сосуды. Что это обозначает? – Отделенные от обычного употребления! Я не буду в этом облачении - лежать под машиной, и выковыривать там гайку какую-то. Считается, что для этого, вроде, другое облачение есть. То-есть, это отделено от обычного употребления. И целенаправленно назначено на священное употребление.

         Это оказывается, что когда мы Имя Божье достигаем, чтобы Оно святилось в нашей жизни – это значит, что мы выполняем заповедь: «Понапрасну, всуе, не к делу и не к месту, Его не употреблять!» А мы можем петь в ресторане: «Милый, Бог с тобой!» - про этих, которые… И, у нас Бог кругом; мы подхватились утром без пятнадцати девять, на работу опаздываем, ломимся через собственную комнату, запинаемся через собственные сапоги или ботинки и говорим: «Тьфу ты Господи, раскидали тут!». А кто раскидал, и Господь здесь причем? В итоге успели на маршрутку, приехали без одной минуты девять на работу и говорим: «Слава тебе Господи! Фу-ты!». И опять у нас кругом Господь! И имя Его не святится, Имя Его не освящается, не прославляется и не отделяется для особого употребления!

         А второе значение слова «Святой» - это достигший высот духовно-нравственного совершенства. Тогда в нас святится Имя Божье – когда мы живем в соответствии со святостью своего призвания. Потому что мы говорим, что мы-то Божьи. Но мы чаще говорим: «Я хоть грешник, но Божий грешник. А другие-то мол, не знаю вообще чьи». И если мы Имя Божье на себя принимаем, то конечно не для этого чтобы свою грешность перекрыть Божьим Именем. А чтобы в своей жизни святить Имя, прославлять Его. Вы знаете, многие слово «православный» понимают также - это значит якобы правильно славить Бога. (Вот они не правильно славят Бога – а мы правильно славим Бога!)…Так эта же этимология называется – народная этимология, не научная этимология, и не богословская этимология.

         Оказывается, правильно славить Бога – это значит жить так, чтобы без ля-ля, без словесных славословий – Бог прославлялся в твоей жизни. Чтоб люди посмотрели на твои поступки, на твои дела и сказали: « Истинно с ним Бог, и он живет по Божьи». Оказывается! Тогда святится Имя в нашей жизни Божьей. А мы считаем себя православными, потому что мы правильно произносили какую-то формулировку: «Ортодоксия, православие»… «Докса» – это мнение в переводе, посмотрите в словарь греческо-русский. А «Орта» – это прямой, правильный, правый. Правильное мнение составили себе, думаем! Но еще Платон сказал за пятьсот лет до Рождества Христова – там, где есть мнения, там нет Истины. Оказывается, где «докса» – там истина не ночевала. Даже если она «орта» – эта «докса»! Оказывается, нужна – «ортопраксия»! Оказывается, нужно не мнение иметь об этом, а воплотить истину в своей жизни. И святить Имя Божье в практике, в жизни, в реализации! Вот это будет слава! А так мы с вами всю славу перепутали! Мы еще не забыли славу КПСС – написано было кругом. Мы ее научились отличать от Славы Растроповича и от Славы Метревели, но еще мы еще не научились ее отличать еще и от той славы, про которую говорят: «Пустили про девку славу, ославили на все село – теперь не отмоется!». Оказывается, славить Бога надо не столько словами, сколько жизнью. И святить Имя Божье в своей жизни практической святостью жизни. И вот тут не случайно, наверное, об этом затевается наш разговор в канун наступления поста и Подвига очищения, и молитвы и так далее.

         «Да святится имя Твое»… Обратите внимание – начало молитвы «Отче наш» - все «Твое!»… Отче небесный, да святится Имя Твое! Про себя вообще человек молчит… А мы сразу приходим и говорим: «А что я от Бога получу? А что я еще от Школы получу?». Мы всегда приходим со своим эго, со своей самостью, со своими проблемами от этого. А Христос учил: «Приходите с начала к Нему и Его прославьте в своей жизни. И не надо ля-ля, не надо славы словесной – дайте славу другую. И не забывайте, что это Бог наш, что это Бог не только Московского патриархата, или Киевского – а и тех и других, наш! Не одной юрисдикции Бог оказывается. Монополию на Бога хоть не устанавливайте!

         И в итоге, дальше мы с вами прочитаем: «Да прийдет Царствие Твое». Опять Твое! Что такое Царствие? Очень интересно – в одной из сельских церквушек я видел (с начала прочитал об этом, не поверил –поехал; это было там, на Золотом Кольце). Я поехал в ту церквушку и посмотрел, там была роспись: «Отче наш». Этого я никогда не видел – роспись на молитву «Отче наш»! И там на каждое прошение – фреска. И там где «Да приидет Царствие Твое» - там нарисован Дух Святой и от него исходят такие сияния, лучи. Оказывается, Царствие так понимали, и так нарисовали – это сияние Божественных энергий, это присутствие Духа Божьего в Его Божественных энергиях. Это и есть Царство, оказывается!

         Мы вообще с вами не очень себе четко представляем – некоторые думают, что Царство Божье – это вот эсхатологическое, в конце Мира пришествие с неба, как говорят нам свидетели Иеговы, - Нового порядка управления (вместо Кучмы)! А Христос говорит: «Авраам уже был в Царстве!». А Кучмы еще не было. И того не было, который придет после Кучмы. А Царство уже было! И ученикам говорил, и верующим говорил: «Не успеете обойти вот этих городов, как увидите Царство Божье, пришедшее в Силе. Пришедшее в Силе! Оказывается, Царство может прийти в силе, а сила это и есть энергия. И Оно может прийти к человеку, Оно может прийти в личность. И Царство будет в тебе, и Он прямо сказал: «А Царство Божье, в этом случае, внутри вас и есть». А потом, эсхатологически, прийдет другой момент, еще один аспект – когда не только Царство будет в тебе, но и ты будешь Царстве! А это опять тезис и антитезис. А мы с вами говорим о единстве – о единстве тез и антитез. Царство еще не пришло – это тезис, одна крайность. Царство уже давно пришло и во мне уже живет давно – это второй тезис. А единство тез и антитез заключается в том, что внешнее и внутреннее должно совпасть, должно взаимопроникнуться – и тогда будешь и ты в Царстве и Царство в тебе!

         А хотя-бы сегодня давайте достигнем, чтобы Царство в нас было! И оказывается, в древних рукописях Нового Завета (вы об этом прочитаете у священника Павла Флоренского в «Столпе утверждений истины» и в некоторых других источниках) – что разночтения были в молитве «Отче наш»! И есть такие древние рукописи, где написано в молитве «Отче наш» - вместо, – «Да придет Царствие твое» - написано: «Да придет Дух Твой Святой на нас, и да очистит нас». А это и будет Царство. Пришествие Духа – это и есть пришествие Царства. Потому что как мы к Духу обращаемся: «Царю Небесный, приди и вселися в ны». И Царство начинается. И не успеете обойти городов - и внутри вас будет Царство, и оно будет внутри вас жить.

         Но Царствие Твое, потому что мы чаще хотим так: «А я, кто буду в этом Царстве?» Да, потому что подходит, написано, помните, мать сынов Зеведеевых, и говорит: «Учитель, Ты тут про Царствие недавно лекцию читал – я законспектировала! Только я недопоняла – когда, кто, где и за сколько? А у меня два сына у тебя учатся в школе. А нельзя их пристроить как-нибудь поближе? Чтобы они были первыми при тебе. И сели возле тебя по правую и по левую руку! Чего там сидеть где-то там вон на двадцать седьмом ряду!». И Христос говорит: «Не знаете, чего просите! Ведь так бывает у царей земных! А Мое Царство – оно ведь не от мира сего! Оно – Небесное! Оно – Духовное! И там, кому, где сесть – даже не от меня зависит!».

         Кеносис называется у Святых Отцов. Самоумаление, самоуничижение Иисуса Христа – Он знал, где кто сядет - по Божественному Своему аспекту. И Он власть имел – куда кого посадить! А говорит: «Кому Отец определит – тот там и сядет. И Я сяду там, где Мне Отец определит!». Это называется кеносис. А мы с вами - мы не кеносис проявляем. Мы, прежде проявления кеносиса, мы пытаемся проявить теосис. Мы говорим: «Мы уже Боги! Какой нам тезис и антитезис. Нам только один тезис давай – теосис, обоженье. Мы этот термин раньше начинаем замечать – мы говорим: «О, так я уже Бог! Я уже тут царюю! Я вот тут рассаживаю уже по местам!». И вот тут нам Христос говорит: «Это всего лишь тезис. Будет и антитезис, и будет синтез – и все станет на свои места. И каждый в свое время поймет – где, кому, что определено!».

         «Да приидет Царствие Твое». А не мое. Помните, как Станиславский нам говорил: «Надо любить театр в себе, искусство в себе – а не себя в искусстве». Это относится, перефразирую, абсолютно ко всему. Надо любить церковь в себе, а не себя в церкви. Надо любить Царство божье в себе, а не себя в Царстве. Надо любить Школу в себе, а не себя в Школе. Надо любить Принцип в себе, а не себя в принципе. И то, только в Принципе! А в Его осуществлении? Потому, что мы Принцип мыслим только как идею мнимую, как мнение. И часто даже не возможную к реализации. В принципе то оно так – а в действительности, мол – иначе. Но давайте дальше посмотрим.

         «Да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя». Обратите внимание – мы уже полмолитвы прошли – а там все - Твое, и Твое и Твое. И наше. И еще не разу не было моего. Вот оказывается – Христос нас учит: «Ищите, прежде всего, Царствия Божия, и правды его – и остальное все приложится вам!». Так обещано – есть такое обетование. А мы приходим, и говорим: «Сегодня требный кто? Тот батюшка служебный, тот отпускной, тот выходной, а этот требный. У меня треба - пришел и требую. Это моя личная потребность, индивидуальная. Ану-ка отслужите мне индивидуальный молебен. На что мне со всеми на литургии стоять (общее дело, называется литургия, в переводе). Зачем мне общее дело? У меня есть личная потребность, индивидуальная. Требую и плачу!». И выписал квитанцию: «Ану-ка отслужите мне личную требу!».

         И индивидуальное, личное, мое и твое – у нас на первом плане! И тогда мы удивляемся, что я уже сорок лет читаю молитву «Отче наш», и не слышу ответу (!) на нее. Потому что ты ее не с того боку читаешь, ты ее не так читаешь, не с той интонацией, не с тем пониманием – и в итоге ты не то слышишь, или вообще ничего не слышишь. Потому, что ты не к тому обращаешься. Тот, к Кому обращаются так, как Христос научил - Он сразу отвечает… Кто читал Владимира Соловьева «Три разговора», помните как родившийся будущий антихрист – был набожный, молился. Но он все молился к Отцу, и говорил: «Отче, ну когда ты меня уже прославишь, в конце-то концов?». Так прошли десятилетия. И к нему приходит другой и говорит: «Тот, кому ты молишься – никогда тебя не прославит. А вот я тебя прославлю». И вот, что может произойти, если мы не правильно расставляем акценты в элементарной молитве «Отче наш».

        «Да будет воля Твоя!». Обратите внимание опять на тезис и антитезис, и на единство. Даже во Христе Иисусе – помните, не только в Гефсиманском саду, когда Он говорил: «Отче, я бы конечно и пошел-бы, но Петр подсказывает, чтобы я не ходил на Голгофу, и говорит, что добра мне желает». Помните, Петр говорит: «Учитель, да не ходи ты на эту Голгофу, я тебе добра желаю, да не будет этого с Тобой. Можно подумать, что человечество нельзя спасти другим путем. Вон сколько путей спасения - путь спасения от болезней, куча книг, куча спасителей - вот обязательно Ты один путь спасения только нашел через Голгофу и только таким способом. Да не ходи, найдем другой способ!». Учитель Петру сказал четко и ясно: «Сатана!». Но в тоже время, когда, Сам пошел, вы знаете, что идти трудно на встречу Истине и в Истине. И поэтому, написано: «Душа Его скорбела смертельно, и Он взмолился – Отче, если возможно, пусть минует Меня чаша сия. Но впрочем, не Моя воля пусть будет, а Твоя!». Четко названы две воли:«Моя и Твоя». Даже во Иисусе Христе было две воли. Две воли. И православная церковь на одном из Соборов рассматривала отдельно этот вопрос и, еритиками считает монофилитов, которые считали, что во Иисусе Христе только одна воля была. В Нем бело две воли. И эти воли иногда вступали в противоречие и боролись между собой. И человеческая воля – воля плоти, воля страха, воля твари дрожащей говорила: «Может не надо туда ходить? А вдруг что-то не то выйдет из этого?». А воля Божья говорила: «Это Твоя миссия, Ты на это родился, Ты на это пришел, в этом Твое призвание». И написано, Он говорит: «Отче, если это возможно, пусть минует, Ну а если это не возможно – Я преклоню свою волю перед волей Твоей. Но мне сил не хватает – подкрепи Меня!». И написано: «Появились ангелы и укрепляли Его. И укрепившись, Он принял решение и преклонил свою волю под волю Отца». И это были две воли. Обратите внимание – Он отдал шестьдесят семь процентов воли Отца, а тридцать три… Я образно говорю. Вы меня понимаете – а то сейчас запишите, что Отец Виктор сказал, что тридцать три процента было у Иисуса Христа воли. Я ГОВОРЮ ОБРАЗНО!

         И оказывается тогда: «Воля Твоя!». Возникает единство тезиса и антитезиса. Гегеля давно последний раз читали? В энциклопедии философских наук, в трехтомничке, есть первый маленький том - «Наука логики». Малая логика, такая малая логика Гегеля. И там есть единство тез и антитез. Он там пишет: «В единстве противоположностей - одна из противоположностей всегда доминирует». Гегель знал, что писал, он был верующий. Он сказал, что это с Бога списал. Там написано в предисловии, он сказал: «Я Бога показываю здесь ну, раздетым, без облачения». Отец Виктор в облачении, а Гегель Бога без облачения показывал. И он говорит, что тезис, антитезис, синтез, единство - и в правильной пропорции все там было у него написано. Он говорит: «Я Бога раздетым вам показал! Без словесной шелухи, без облачения в славословие, принцип показал», оказывается. И вот тут мы с вами видим – закруглили первую часть.

         Вот когда мы к Богу все – Твое Царство, Твое Имя, Твоя воля, Горе имеем сердца – настроились все так – и вдруг, наконец, слава Тебе в любви, о Господи, какраз к хлебушку перешли. Потому, что там дальше, в серединке молитвы находится это: «Ты хоть хлеба-то нам дай, и хоть на сей день». И что интересно – все Святые Отцы теряются в догадках – там новый термин появился, которого не было раньше в литературе: «Хлеба нашего насущного дай нам на сей день!». Насущный - по-гречески звучит: «Эпиусиос». «Эпиусиос» – «эпи» это значит – над, а «усиос» – это значит сущность (или усия). Сущность – над сущностью. Вы знаете, как это по латыни звучит? «Супранатуралис!». «Супранатуралис» – сверхъестественного хлеба нам дай, Господи! Там написано оказывается в оригинале! Оказывается, естественный – ты должен сам зарабатывать, своим горбом. А сверхъестественный – у Господа просить! Поэтому опять возникнет что? Возникнет соработничество – Бога и человека. Богочеловеческий процесс. Природную, натуральную часть – ты сам (естественно натуральную) – выполнишь, если захочешь. А сверхприродную, сверхъестественную, супранатуральную, эпиусиос – ты скажешь: «Господи! Напитай мне душу духовным хлебом. Господи! Напитай мне ум Высшим смыслом Единого Принципа Логоса Твоего, который все пронизывает и смысл дает и цель дает – всему мирозданию, моей жизни, моей работе, вот этой всей тягомотине ежедневной. Просыпаюсь, иду на курсы - сижу, слушаю нудное такое, конспектирую до вечера. Так целая неделя. А ложусь спать, опять просыпаюсь, опять иду на работу – зарабатываю, несчастные там сто гривен, опять их отношу сюда – и так всю жизнь. И для чего это все, Господи?». А Он говорит: «Вот Логос – возьми иголочку, ниточку – и так проткни все Логосом – и попробуй нанизать это все на единую нить смысла и цели – и смотришь, и увидишь, к чему это все выведет. Потому что Я ведь и альфа и омега – все от Меня и ко Мне, и все через Меня и Мною. Я и есть Тот Единый Принцип, который все это пронизывает. И ты думаешь, что ты что-то делаешь бессмысленное. На самом деле – ты только на осознание не выявил тот смысл, который заключен в твоих сегодняшних действиях. Как написано в словаре Даля: «Смысл-то есть, да не в толк он весь!». Еще пока! И одному бывает на это сорок лет надо, а другому – четыре года, а иному четыре месяца (встречаются и такие!). Вы помните сколько – три с половиной года Иисус Христос читал лекции двенадцати ученикам. Вот группочка была! Нет, сначала пришло больше! Написано, там было семьдесят еще. Но когда Он дошел до середины, и сказал: «А тот хлеб, о котором вы подумали – Я вам не обещал. И ошибается тот, который думает, что вера и благочестие послужат для прибытка». Так написано! И написано: «И семьдесят учеников с того дня перестали за ним ходить». Ну, раз прибытка не будет – что бестолку ходить? А двенадцать остались! А Он же уважает принцип свободного выбора – Иисус Христос, и Он говорит оставшимся двенадцати: «Я вообще-то и вас не держу. Я уважаю выбор, свободу, волю – вы можете идти на все четыре стороны». А они говорят: «Учитель! Дамы может даже и пошли-бы! Да просто идти некуда! У тебя хоть на курсах глаголы вечной жизни слышим. А на других курсах и того не слышно. Поэтому – решили – остаемся! Остаемся на этих курсах!». Вот так двенадцать и осталось. Потом еще один отсеялся. Помните – опять – веру и благочестие хотел с прибытком совместить!

         Оказывается, что интересно, все Святые Отцы в один голос говорят: «Нет, мы не возражаем, что хлеб может иметь и первоначальное значение буквального хлеба». И мы с вами, помните, в одной из прежних встреч говорили: «Мы рассматриваем каждое слово, каждую строчку, каждый образ, каждый сюжет как минимум с трех уровней созерцания – с буквально-исторического, с морально-назидательного и с духовно-мистического. И конечно по букве мы видим буквальный хлеб – все нормально. Но даже Христос, в Евангелие от Иоанна, помните, когда Он сказал: «Я есть хлеб, сошедший с Небес – ежьте Меня!». Они говорят: «Что Он такое несет – иногда вот послушаешь, запишешь, а потом за голову схватишься!». А тем более они знали, иудейские слушатели и ученики, что мясо человеческое не съедобно, что кровь вообще нельзя употреблять в пищу. А Он говорит: «Ежьте мою плоть и пейте мою кровь – и все будет нормально – и будете вечно жить!». А потом говорит: «Что, не дошло? Это же буква – буква убивает! Это метафора! Придете домой, возьмите словарь – прочитайте, заучите, что такое метафора. Переносный смысл, духовное значение (фигурально выражаясь, образно говоря). Я есть хлеб, сошедший с Небес! Бог дал через Моисея манну в пустыне. Ну, манку видели когда-нибудь?». Они говорят:

   - Видели.

   - Ну вот, на подобие! Сытно, нормально. Для младенца – кашка. Подрастете, потверже получите что-нибудь. Но питайтесь, возрастайте! Я и есть хлеб!

         Оказывается, вы думаете, мы тут сидим с вами бестолку, не позавтракавши? Мы питаемся! Мы питаемся словом Божьим! Мы питаемся, мы ум Логосом насыщаем! И это прошение, и это насущно! Это иногда более насущно, чем просто корочка хлеба! И что интересно, сегодня некоторые спорят: «Украинский перевод несовершенный там – хліба нашого щоденного – сказали!». Так и в английском написано: «Every day». Им хочется ежедневно этого хлеба иметь! И я их понимаю! Вы тоже, наверное. Но Христос говорил нам: «Это, в общем-то, существенно! Но существенно для плоти, для этой жизни. А вот есть с большой буквы Сущность. И для нее Существенное – тоже другое. Тоже с большой буквы. Вообще, когда переводчики переводили на китайский язык, и перевели по-китайски: «Хлеба дай нам», - китайцы не поняли!

   - А на что нам этот хлеб, еще и на каждый день! Нам бы рису!

                                    (Смех в зале)

         И миссионеры, пока не перевели: «Рису нашого, щоденного дай нам!» - китайцы так и не поняли! Но потом дошло, хотя-бы в этом смысле. И пока человек не осознает - плотской человек осознает свое, душевный осознает свое, а духовный осознает свое. Для плотского – самое насущное – одно, а для душевного – самое насущное – другое, а для духовного самое насущное – третье. Вот почему, это каждое прошение не однозначно. Вот почему, на самом деле, мы сегодня с вами не просто слушаем, анализируем и разбираем, а мы еще и питаемся и смыслом этим.  

         «На сей день». Обратите внимание – некоторым недоверием к Богу, было-бы просить: «Господи! А может, маловато только на сей день. Давай немножко и в загашник положим, на черный день, на будущее с запасом». А он говорит: «Вы уже забыли, с чего вы молитву начинали? Мы молитву начинали со слова Отец!». Вот ваши дети сейчас там бегают, где-нибудь, по скверику – и даже не думают - некоторые дети, в определенном возрасте. Они на вас надеются. Они на вас надеются, что вы не только Отца Виктора послушаете, но попутно, с лекции зайдете и хлеба купите. И им не надо об этом заботиться – они дети – у них есть отец и мать. Они придут домой, и знают – в шкафу будет хлеб. Они полагаются на отца и мать. И Христос говорит: «Будьте как дети!». Бегайте, радуйтесь, живите, поститесь – пусть одежды ваши будут светлые, помажьте волосы ваши маслом эфирным.

         Но оказывается – мы не дети давно. Вот одна из причин. Потому что Христос часто нам показывает на детей и говорит: «Научитесь быть, как дети». А мы опять иногда тогда говорим: «Зачем вот все эти лекции, все вот это вникание в смысл – будем, как дети – не знаю, не помню, не мыслю, не понимаю. Пришел, хлеба поел – все нормально – и знания не надо! Но если у вас, ваше дите не будет, лет десять расти, если ему по календарю уже тринадцатый год, а выглядит трехгодовалым – вы что, тревогу бить не будете? Вы пойдете к эндокринологу и скажете: «Что-то гипофиз не работает, или надпочечник отказал, или щитовидка не пашет», или как вы там выражаетесь – я не знаю – но вы забьете тревогу: «Ребенок не растет!». Это же уродец будет маленький!..

         Сколько таких духовных уродцев? Сколько таких лилипутов? Сколько таких духовных пигмеев?

         Мы каждую неделю в другом городе. И иногда приезжаем – нам показывают альбомчик и говорят:

     -Мы уже девять лет в школе (в школе ШЕП).

     - А по вам и не скажешь!

                                (Смех в зале)

        

         Каким хлебом питаемся, куда растем – оказывается! Насущного   надо, и питаться надо – регулярно питаться надо, в рост! Оказывается. А вот дальше начинается страшнее! Очень интересно – Накормил хлебом, Указал смысл и цель, Напитал ум и говорит: «Теперь понятно? Вот теперь посиди о грехах подумай!». Потому что желудок он же забивает – и о грехах забываешь. И ради желудка иногда и согрешишь какраз.

         Мы вот только что из Симферополя. Там, на центральной площади палатки стоят. И призывают: «Ради гнездышка Грача – не рубите сгоряча!». Не снимайте его там с регистрации и т. д. А знакомые студенты говорят: «Пойду тоже подработаю – пятьдесят гривен за ночь дают переночевать в палатке на площади. За Грача голос подать, мнение, славу – все это оказывается нормально, денежно, прибыльно. Но, мы о чем с вами говорим? Мы с вами говорим вот о чем – обратили внимание? Это самое существенное!

         Мы переходим сейчас к проблемам человека. Вторая половина молитвы. Нормально. Бог говорит: «Ищите прежде Царствия Божия, и правды Его – и остальное все приложится вам. И все будете иметь. Я даже вам больше места, смотрите – уделяю. Я вот: Твое-мое; Твое – три прошения; а вот ваше четыре. И в эти четыре – и хлеб, и грехи, и искушения, и все, что нас, оказывается, сопровождает и мешает всему остальному». И дальше Он говорит: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Потому что это тоже пища. Оказывается – чувство не прощеной вины, или как говорят психоаналитики и психиатры – комплекс вины – является одной из причин болезненного состояния отдельного человека, человечества и цивилизации. Карл Юнг пишет: «Если бы я мог сейчас убедить моих пациентов в психиатрических клиниках, что их грехи прощены, и они избавились бы от комплекса вины – я бы минимум две трети пациентов спокойно мог отпустить. Они без вреда для себя и для других могли бы жить во всем человеческом обществе». Оказывается – простить другим и быть самому прощенным это и есть здоровое состояние человека, общества и цивилизации. И Бог нам говорит в этой молитве: «Научитесь просить у Отца прощения». И дальше, во второй половинке – нам страшные вещи подсказывает. Говорит: «И Он вам простит, как и вы прощаете должникам вашим. А мы вспоминаем, как мы прощаем нашим должникам! Вспомните?!! Как вы соседу трешку заняли – и он до сих пор ее не отдал! Христос не случайно вынужден был даже притчу рассказать, вы помните? «Один человек был должен огромную сумму одному своему господину. А второй должен был маленькую сумму. И когда оказалось, что человек, который не способен огромную сумму выплатить долга – пошел, и душу стал вытрясать из того, который маленькую был должен ему, то конечно господин сказал:

     - Ты жестокий и нечестивый человек! Я тебе сколько простил! А ты не можешь столько простить!».

           И Он нам говорит сегодня: «Как же вы просите у Бога простить вам то, и говорите недрогнувшими губами и интонацией, что Господи, сделай это так, как и мы делаем с должниками нашими. Мы выводим это на осознание – как мы поступаем с должниками с нашими. Мы говорим: «Да я из тебя душу вытрясу, если завтра мне не принесешь то, что задолжал!». Это бывает книга. Я сам книжник, хоть и не фарисей – поэтому мне это близко. Это же бывает, что мне что-то не вернут, книгу какую-нибудь, или я у кого-то увез и до сих пор не вернул. И для меня это четко, понятно – как иногда мне звонят и напоминают: «Ты полтора года назад у меня книгу увез. Долг верни! И мы будем квиты!». Опять ветхозаветный принцип, но что интересно: «Как и мы прощаем должникам нашим». Оказывается – весь Мир стоит на принципе взаимной жертвенности, а отсюда – и взаимного прощения! Мы до сих пор с вами не усвоили этот важный принцип. Если, никто не в чем не виноват, и никто никому не должен – это одна крайность. Если все виноваты во всем, и все перед всеми задолжали – это вторая крайность. Но мы ищем с вами срединный царский путь и золотую середину, чтобы вообще-то найти возможность и долги погасить, и рассчитаться, и сверхдолжного, может быть, вознаградить. И Бог нас учит и своим примером, и своими заповедями, и Евангельским учением. И очень интересно, что это делается на кануне начала поста. Потому, что у нас сегодня у нас канун так называемого «Прощеного воскресенья». И оказывается, если мы сегодня не уясним, что нам будет прощено так же, как мы прощаем своим должникам – как мы пойдем дальше? И какого прощения мы дождемся и что мы получим? Это одна из причин, почему мы читаем с вами у Ефрема Сирина, и его повторяет Серафим Саровский. Он говорит: «Не называй Бога справедливым. Не дерзай называть Бога справедливым! Ты же еще жив! Если бы Бог был справедливым, не меня, тебя - уже бы не было- бы. Мы живы и благоденствуем, и все еще имеем возможность, и шанс исправиться, и дойти до спасения - только из-за Его милосердия! Не из-за Его справедливости, оказывается!

           Не дерзай называть Бога справедливым! А значит - не дерзай так построить взаимоотношения свои бухгалтерские с Богом, чтоб в итоге ты сказал – мы в расчете! Я простил ближним моим – Господи, Ты теперь обязан мне простить!                                                                                                                                                                                                                        

           Мы перевернем эту пропорцию и опять увидим – что как мы ее не повернем – у нас не так получается. Потому что мне записки поступают: «Отец Виктор, что такое? Я заказала в трех монастырях уже - и отслужили. А толку нету! Где результат? Столько свечей постольку гривен поставлено, столько сгорело всего! А толку нету». А потому что мы понимаем бухгалтерски, жестко, по принципу эквивалентного воздаяния. Я Тебе Господи три свечи по гривне – а Ты мне Господи – отработку кармическую. Пережог! И вдруг оказывается – нестыковка: «Я думала, что я с Богом уже расквиталась, или расквитался. А оказывается – еще должок остался! Непорядочек! Так сколько еще лет скажите, сколько там в остатке? Сколько выпало в дебет – сколько в кредит? Сколько в ажуре будет?.. И мы опять с вами в Ветхом Завете! Мы опять с вами не с Отцом, а с Судьей! Мы опять с вами с бухгалтером, а не с братом. И мы не с ближними. И Бог нас учит. Вот попробуйте проверить и увидите – что если по расчетам – то не дай Господи! Ни с ближними, ни с Богом!

         И этим, какраз во второй части нас и учат! Вот посмотрите на своих должников – вы всем отдали свои долги? Мы с вами семьдесят пять лет пели: «И где-бы не жил я, и чтобы не делал пред Родиной вечно в долгу!». И когда я этот долг выплачу – я не знаю! И бог нам говорит: «И не пытайтесь! Если перед Родиной вы не можете выплатить долг – то перед кармой, вы думаете, сможете выполнить долг? Примите искупительную жертву Иисуса Христа, который уплатил за вас все! Который внес за вас залог!». И уже давно «Дель-Понто», в Женеве, выписала всем вам ордер на освобождение! А вы сидите в темнице по сегодняшний день! И Христос приходит и говорит: «Вы что, не поняли, в чем заключается моя благая весть? Я пришел отпустить измученных на свободу! Я вам возвещаю – вы все свободны теперь!».

           А они сидят! Потому, что вы знаете – надо ПОДВИГ! Оказывается – надо быть ПОВИЖНИКОМ! Чтобы поверить в БЛАГУЮ ВЕСТЬ! В такую, слишком хорошую новость! Мы же говорим: «А как же отработка? А где справка?». А Он говорит: «А вам моей крови мало? Вот гвозди на руках! Вот чаша жертвенной крови пролитой. Это все ради вас сделано. Это за вас пролито. Это за вас залог внесен. Вы куплены дорогой ценой! Не делайтесь опять рабами! Вы дети Божьи! Вы свободны – за вас заплачено! Ведите себя, как свободные Божьи дети в Духе!»

           Но чтобы свобода эта ваша не послужила другим в преткновение и в соблазн – однако в свободе детей Божьих стойте! Стойте в свободе, которую даровал вам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства!

            И этому учат нас сегодня, потому что сегодня нам предстоит, в конце нашей встречи прикинуть – сколько, кому кто задолжал, сколько друг другу, сколько Богу – и попробовать совершить чин взаимного прощения. Потому что – как мы будем завтра заговляться на Великий пост без этого!

           Вот что значит пища! Пища – это проверить духовное состояние свое – и напитаться смыслом и целью. И тогда ты сможешь даже впроголодь достойно пройти этот поприще поста. Это очень важно!

           «И остави нам долги наши, как и мы оставляем должников наших»… Мы не сможем сегодня проговорить обо всем. И мы сейчас будем закругляться на этих двух-трех стихах и словах. Но дальше там написано: «Если ты захочешь принести Богу жертву – и приготовишь и понесешь к алтарю, к жертвеннику; и на дороге, вдруг поймаешь себя на том, что кто-то против тебя что-то имеет, или ты против кого-то что-то имеешь – оставь свой дар» - потому что Бог его не примет в таком твоем состоянии. Написано: «Вернись! И примирись с тем, против кого ты что-то имеешь, и с тем, кто против тебя что-то имеет. И когда разрешишь эту проблему – тогда приди, и принеси Богу дар. И только тогда Он его примет». Это оказывается предварительное условие. А мы с вами носим, и несемся с этими дарами и говорим: «Господи – у меня уже пол-записной книжки с галочками – я и это сделала, и это сделала, и это принесла, и это сделала. Не вижу результатов эффекта прощения и т. д.». И Бог нам говорит: «Ты забыл, или ты забыла. А вот против тебя там кто-то, что-то имеет! А ты до сих пор за эти годы эту проблему не разрешил, или не разрешила». И это препятствие! И из-за этого твоя молитва выше потолка не поднимается. Она не достигает тех небес, о которых говорил Отец Небесный. И хотя это и не пространственно, а образным языком, знаковой системой - нам говорится: «Чтобы горе иметь сердца – сердца должны быть очищены!». Понимание должно быть соответствующе адекватно.

           «И не введи нас во искушение». Это взаимосвязано. Потому что есть искушение отработать, есть искушение посчитать, есть искушение свести дебет с кредитом – и все, чтобы в ажуре у нас получилось, и это тоже искушение. «И не введи нас и в это искушение!». Слово «искушение» имеет, как и все остальные термины, два основных свойства. Первое значение слова «искушение» - это соблазнить кого-нибудь на грех. Отсюда в нашем языке – Ева, якобы соблазнительница, Змей, якобы искуситель и т. д. и т. д. С этим все понятно. Второе значение слова «искушение» - это испытание. Проверка испытанием. И веры и стойкости. И там написано: «Бог искушал Авраама». Читайте в книге «Бытие» - так написано, когда Он Исаака предложил ему на жертвенник возложить. Это было испытание – и Авраам его с честью прошел и выдержал. Так оказывается, Бог никого не искушает – в первом смысле. Он никого не соблазняет намеренно на грех. Но Он всех искушает во вором смысле - он всех испытывает и проверяет. И поэтому, Апостол Иаков пишет в послании: «С радостью принимайте братья мои, когда впадаете в различные искушения. Потому что огнем испытанная и проверенная вера ваша выйдет как золото, очищенная, семь раз переплавленная». Избавившись от всех шлаков и примесей в итоге, после всех испытаний будет как чистое золото ваша вера, испытанная в этих искушениях. В этом смысле слово «искушенный» - обозначает – опытный в преодолении искушений, научившийся преодолевать искушения, смело проходить через искушения – и, не поддаваясь искушениям – а побеждая их! И тогда получается, написано: «Противостаньте дьяволу – искусителю твердой верою и он убежит от вас!». Не бойтесь искушений, но приобретайте опыт прохождения сквозь них достойно! Приобретая опыт за опытом, и будучи искушенным, в преодолении искушений. «И не введи нас во искушение» - добавляют некоторые, я тоже вам напомню, что конечно-же, некоторые говорят, что Бог не даст искушения сверх силы. В каком-то смысле – да: «Не дай мне испытания, более тяжелого, чем я мог бы перенести!». А с другой стороны – как же мы иначе будем расти! Как вообще поступает тренер? Он нам постоянно планочку на сантиметрик, на сантиметрик, на сантиметрик – выше, и выше, и выше! И говорит: «Анну прыгни снова!». И смотришь – какой-нибудь Бубка, лет через десять – уже сантиметров на пятнадцать еще выше запрыгал! А вы забыли те времена – а я помню – когда моя мама принесла мне пальтишко, и говорит: «Обнову купили – новое пальтишко!». Я был маленький совсем еще. Одели на меня – а я стою, как в балахоне, в пальтишке. Бабушка говорит: «Года через три – в самый раз будет!».

                                   (Смех в зале).

           А вы забыли те времена, когда на вырост нам покупали что-нибудь?!! На вырост!.. Нам Бог дает иногда ситуации на вырост! Нам Бог дает иногда служение на вырост – чтоб мы росли в этом служении. И в этом смысле, написано: «Братия мои! Не чуждайтесь искушений, как приключения странного, но с радостью принимайте их, когда впадаете в различные искушения, потому что огнем испытанная вера ваша – выйдет чистой и укрепленной!».

            «Но избавь нас от лукавого. Но избавь нас от злого». В этих искушениях, в этих испытаниях – с нами рядом и тот, и другой! Вы знаете, как иногда говорят: «С одного плеча один нашептывает, с другого – другой». Но мы-то стоим в середине – и мы опять делаем выбор. И у нас опять есть тезис и антитезис – и они совершают свою работу. И только ты можешь сделать и выбор и синтез – абсолютно! И ты тогда решаешь и говоришь: «Это злое, это доброе. А вот это – только видится злом!». Почему? А потому, что Святые Отцы говорят: «Зло не существенно!». Зло не принадлежит к сущности. Зло – не существует! Существует видимость зла. Существует то, что мы считаем злом. Существует то, что при неадекватной цели, и с неадекватными мотивами примененное неправильно. На самом деле, по природе – даже дьявол не является злом – пишут Святые Отцы. Он злой по злоупотреблению своей воли. Это его временное состояние – он не был таким вначале, он не таков по природе. И если-бы захотел, свободно, он мог-бы быть другим!

          Оказывается, ключ ко всему – свобода! И поэтому написано: «Идите через искушения свободно и смело, сохраняя самовластность человеческой природы». Бог поставил человека в середине – как субъекта принятия решения, и говорит: «Я тебе предложил жизнь и смерть, благословение и проклятие – на что хочешь – на то и прострешь руку твою». Все в твоих руках, оказывается. Но мы говорим: «Но не дай нам сверх наших сил, но избави нас лукавого, от злого». Потому что действительно, нас иногда подталкивают, нам иногда нашептывают. Помните? К Ивлу приходит жена на помойку за городом, где он сидел, приносит ему тормозок – термос                                                                                                                                                с горячим чаем и передачку – и видит его молящимся. И жена говорит: «И ты все еще верен Богу! И ты все еще благословляешь Бога! Да по мне лучше похулить Бога, проклясть Его, и умереть – чем вот так вот сидеть на помойке, проказу соскребать, и все еще молиться и вспоминать Бога». И нам и справа и слева, бывает, подсказывают. Бывает – не только жены, нет, - и мужья тоже, и дети тоже. Вся жизнь бывает, подсказывает! Это мы так думаем – по букве, с первого уровня восприятия. Что когда написано: «Враги человеку – домашние его», что это якобы, про тещу написано.

                                       (Смех в зале).

            - Нет – говорят Святые Отцы - это не про тещу! Святые Отцы говорят: «Дом – это наш телесный организм». А твоя личность живет в этом теле, как в доме. А еще если в тебе и Дух Святой живет – то оказывается, в этом доме твои грехи и твои несовершенства, и твои злоупотребления – домашние твои, которые в тебе живут. Они и есть твои враги! Вот о ком это было сказано и написано.

           И в итоге, когда вот так мы молимся: «Отче наш, Сущий на Небесах! Да святится Имя Твое, Да придет Царствие Твое, Да будет воля Твоя», и еще интересно: «как на Небе, так и на земле». Потому что не Небе, там – не очень ослушаешься – сразу с Неба слетишь. А здесь - же мы свободны, еще более свободны. И поэтому мы говорим: «Ну хлеба насущного Дай нам на сегодня, и Прости нам грехи наши – как и мы прощаем должникам нашим, и не Введи нас во искушение, но Избави нас от лукавого». И в конце – добавляем – да, потому что в конце концов, от нас мало что зависит: «Твое и Царство, и Сила, и Слава, и Воля – во веки веков. Аминь». И думаешь: «О чем ты молился, что ты просил? Что ты хотел? И что Бог от тебя хочет?».

           Может быть, я вас утомил – но, вы знаете, поскольку мы совершаем с вами переход, а по-еврейски это - «Пасха», - переход. Пройти мимо, перейти, это один из переводов, один из оттенков слова. Мы совершаем с вами переход к периоду поста. И вот у Пушкина есть интересное стихотворение – какраз переложение молитвы. Мы ж с вами с завтрашнего дня начнем читать первый раз (сегодня можем прочитать первый раз) – потому что, как написано в Библии на первой странице: «И был вечер, и было утро», - а день-то был един – сегодня вечером, это все равно, что завтра утром – день един, оказывается. И мы сегодня, оказывается, уже в завтрашнем дне живем! Вы не замечали? Да! Поэтому, молитва великопостная Святого Ефрема Сирина, мы же его сегодня вспоминали мнение – и действительно, обратите внимание – какой дух, какое единство! Потому, что Молитва Господня – это образец. Вот спросили ученики: «Учитель, ну как нам молиться? Научи, дай хоть один шаблон какой-то, трафарет, образец». И Он дал! Ну а мы начали трафаретить дальше. И у нас бывает такой набор шаблонных молитв обо всем. И поэтому у поэтов иногда возникает побуждение чуть-чуть нам облегчить восприятие молитвы.

     

 И вот Пушкин так написал:

                               - Отцы-Пустынники и жены непорочны

                               Чтоб сердцем возлетать во области заочны

                              Сложили множество Божественных молитв

                             Но ни одна меня не умиляет так -

                               Как та, которую священник повторяет

                               Во дни печальные Великого поста.

                               Всех чаще мне она приходит на уста,

                               И падшего крепит неведомою силой.

                               Владыко дней моих! Дух праздности унылой –

                               Любоначалие змеи сокрытой сей,

                               И празднословие – не даждь душе моей.

                               Но даждь мои мне видеть прегрешенья,

                               Да брат мой от меня не примет осужденья,

                               И дух терпения, смирения, любви

                               И целомудрия мне в сердце оживи!

 

           «Владыко дней моих!»… Обратите внимание, что все-таки мы чаще сбиваемся на то, что Господь наш Господин и Владыка. Сознавая глубже, в период Великого поста, нашу падшесть и многогреховность, мы иногда не отваживаемся и не решаемся сказать: «Отче!». Мы все-таки говорим: «Владыка, Господи, Судия праведный – не осуди нас», и т. д. И в итоге, что все это обозначает? Мы не вполне дети, мы не вполне верим, мы не вполне надеемся, мы не вполне любим. А давайте опять вспомним, в Евангелие написано, Христос говорит: «Раб, это тот, кто не знает! Не знает воли господина своего!». А мы же молимся: «Да будет воля Твоя!». Как мы можем молиться, чтоб была Воля Его, если мы вообще не знаем, в чем Его Воля? Нужно, оказывается, необходимую степень познания Его Воли. А Христос говорит: «А Я вас не оставил в неведении, Я вам дал знания – в чем Его Воля находится». И поэтому, Он говорит: «Вы не рабы! А друзья Богу, и свои – друг другу. Все вы братья, раз Он Отец Небесный». А мы все братья, и чада, и дети.

           Для чего все это нам говорится в преддверии Великого поста, перед началом подвига поста и молитвы? Чтобы мы, осознав, что можно находиться по отношению к Богу, минимум – вот мы для минимального рассмотрения видим эти три уровня – или в состоянии раба, или в состоянии наемника, или в состоянии чада Божия. Раб это тот, который из страха перед наказанием пытается жить по заповедям, что-то соблюдать. Почему? Потому что говорят: «Так вы что – говорят же – гореть в геенне, в котле со смолой. Больно, горячо! Не буду тогда материть соседку. Это раб – из страха перед наказанием. А когда человек говорит: «Награду заработаю! Венец буду носить всю вечность! Алмазный венец! Поэтому, кровь из носу, но выполню – какой-то там десяток заповедей! Подумаешь – отработаю! Но зато, что я за это получу!». И в итоге получается наемник. Он работает за зарплату, и говорит (так выражаются люди!): «Я заслужил, заработал Царство Божье себе». Наемник – работает за зарплату, за вознаграждение. И только, Святые Отцы говорят: «Ни первое положение, ни второе не является подлинным». Только третье – положение чада Божьего. Когда человек не из страха перед наказанием, и не из желания получить вознаграждение, - а из любви к Отцу, – живет по этим принципам, и воплощает в себе этот единый принцип. Оказывается, он чадо Божье! И только это единственное истинное положение!

           Смотрите, теперь мы с вами можем в финале нашего рассмотрения чуть поближе коснуться только одного момента: «И остави нам долги наши, как и мы оставляем должников наших». И сегодня, мы можем с вами вместе, кратко, почти символически, обозначить вот тот чин взаимного прощения, без которого невозможно вступить в достойное прохождение поприща Великого поста. Что это обозначает? Это обозначает, что мы должны попросить прощения у Отца Небесного: «Ты нас создал вот на это – а мы это не осуществили. Просим простить нас за невыполнение миссии! Ты Сына своего родил, и послал для нашего искупления – чтоб мы не занимались бухгалтерией, а понимали – что все искуплено, все заплачено! И как свободные, могли бы жить и развиваться. Мы до сих пор не осознали этого! И до сих пор не осуществили. Будь милостив к нам. Прости! Ты Духа Святого послал для освящения, укрепления благодатными энергиями – чтоб мы просияли Божественными добродетелями! Чтобы из наших глаз сияла, лучилась доброжелательность, любовь!.. Не просияли. Прости!». Мы можем сказать Божьей Матери: «Твой Сын страдал ради нас! Мы до сих пор живем недостойно Его искупительной жертвы! Прости нас Ты, что страдала, и сомневалась, и боролась! И Тебе оружие прошло сердце. А мы оказались недостойные и Твоих ожиданий». Мы можем сказать сегодня то, что написано страшные вещи в послании Апостола Павла к евреям. Там написано: «Подвижников было – сонмы. И таких, которых весь Мир не был достоин! И они, прошедшие этот путь подвига – перепиливаемые там пилами (написано!), скитались по горам, и лесам и пещерам – и они не получили обещанного», - написано (11глава, последний стих, помните?). Они не получили обещанного! Почему? Написано: «Потому что Бог так предусмотрел, чтобы они не без нас достигли совершенства!». Нет совершенства, если нет полноты. Нет целостности, если нет органичности! Оказывается – мы думаем, что они там одно, а мы здесь другое. Они там две тысячи лет назад, а мы здесь две тысячи лет спустя. Мы один единый и целостный Адам! Просто голова уже там, а ноги все еще болтаются здесь! И Апостол Павел, сидит сейчас на тех Небесах, как бы мы себе их не представляли. И сидит без короны, без награды. И иногда говорит: «Господи! Ну, долго еще там ожидать?». А Он говорит: «Погоди, вот Киевские подтянутся, Симферопольские подбегут! Ну, как было недавно в Солк-Лейт-Сити - Норвегия прибежала, Германия прибежала, - говорят: «Давайте нам наши первые места». Они говорят: «Подождите, там, в пятьдесят девятом еще Украина бежит». Все добегут, тогда раздам награды!». И Апостол Павел говорит: «Все они не получили обещанного. Потому что Бог предусмотрел так, чтобы они не без нас достигли совершенства!». Вы знаете, в чем, оказывается, еще часть нашей вины, неискупленной? Потому, что мы задолжали не только Богу-Отцу; мы задолжали не только Сыну, искупившему нас; не только Духу, освящающему нас; не только Божьей Матери, породившей нам Искупителя; не только всем Святым,    которые прошли, - пример показали, путь проторили, описание оставили, путеводители нам. Говорят: «Идите, как мы! Уже до вас пройдено тысячи раз - след в след идите за нами!». А мы сидим с вами, и не идем. Или так идем, что Они смотрят на нас сверху, и говорят: «Что они там творят! Куда их занесло! Какими зигзагами – что за тактика социал-демократии: шаг вперед – два шага назад! Когда уже они придут?». И нам с вами остается сейчас, сегодня, перед подвигом Великого поста - перепроверить себя – так ли я понимаю? Потому что, вы знаете, Тихон Задонский написал: «Да святится Имя Твое – обозначает, что если чисто проповедуется Евангелие, в проповеди, и осуществляется в практической жизни – тогда оно святится! А если нет – нечисто проповедуется, и не осуществляется в жизни – оно не святится» (Имя Божье). И тогда получается что: Он же сказал: «Тогда Я буду с вами во все дни до скончания века». Аминь, истинно так будет! А сегодня мы говорим: «А где же Он? Почему я не чувствую, что Он с нами?». А Он говорит: «Потому что вы не со Мной. Я вам оставил молитву, Я вам дал принципы – вы все делаете наперекосяк. В молитве с начала написано: Твое, Твое, Твое, Твое – потом мое. Вы все делаете: мое, мое, мое, потом, Твое, – потом наше. И обижаетесь, что вы не достигаете. Потому и не достигаете!». Поэтому, оказывается, у нас есть возможность перепроверить состояние сегодняшнее наше, зафиксировать. Это не страшно! Вы помните, как сказал Христос-Учитель на вопросы учеников: «Так сколько раз, говорят, уже им прощать, объяснять – опять не исполнили – опять объяснять! Сколько раз можно?». Христос говорит: «Сколько надо – столько и будешь напоминать, прощать, начинать снова». Семьдесят раз по семьдесят – четыреста девяносто раз, до бесконечности – пока останется последний хотя-бы шанс еще дойти, еще одна попытка. Как наша молодежь нам поет сегодня: - ты, говорит, уже моя пятая попытка, или попытка номер пять. А толку все нету. А вы думаете, в христианстве иначе? И в христианстве точно так!

             И поэтому сегодня будет действительно так. Мы с вами сейчас, рассмотрев и прикинув, какие мы перед глазами Апостола Павла, перед глазами Господа Бога. Я вот никогда не забуду почему-то, когда встречалось высшее Духовенство, Епископат – в начале, на молебне пели: «Царю Небесный», - все стоят в клобуках, головные уборы не снимают! «Царю Небесный» – можно и шапке обратиться к Нему! А когда молебен заканчивали – в конце «Достойно есть» - пели. Все снимали клобуки, на плечо себе. И «Достойно есть» - уже с непокрытой головой пели. В чем дело? Дело опять в перестановке акцентов! Ну что такое – Царь Небесный? Можно и в головном уборе перед ним постоять! А Божья Матерь – Богородица – уже… Не знаю! Женщин они имели в виду, или что-то другое! Но, оказывается, я хочу сказать, что иногда это приходит в голову и самим иерархам. Недавно умерший архиепископ Михаил Мудьюгин, профессор Санкт-Петербургской Духовной академии, один из лучших светил православия – он говорит: «Я пытался этот вопрос поставить! На меня вот такие глаза открывали и говорили: - Ты что парень, откуда ты взялся? У нас в православии тысячу лет так!». Он говорит: - Ну, если тысячу лет неправильно, то, может быть стоит на тысячу первый год переосмыслить, да и сделать как надо? - Нет, не можем!

           У нас с вами есть благословенная возможность, шанс – переосмыслить! Пусть в тысяче первый раз! Как там, у Вознесенского написано: «С понедельника начну». Но не с этого, с другого. И сколько раз мы в жизни такое начинали, и сколько раз мы пробовали – и пост, и молитву, и воздержание, и возобновление подвига. Но Бог – Он милосерден! Помните, нам же часто хочется, как тому, в Евангелие – говорит: «Учитель, ну что она без толку стоит, бесплодная смоковница. Давай ее это - под корень, чтоб места тут не занимала в саду!». А Он говорит: «Давай оставим еще на год! Давай еще подрыхлим, еще польем – а вдруг, на следующий год плоды принесет. А то сразу – под корень!». И вот Господь нас оставляет еще на один год. Но Он нам говорит: «Если вы сейчас не простите друг другу все – и Я вам не прощу!». Помните? Мы просим у Бога: «Прости нам, как мы прощаем нашим должникам». И сегодня, и сейчас у нас есть такая возможность.

           Если мы сейчас, успокоившись, благоговейно – а я благодарен вам за ту благоговейную тишину и внимание, которая у нас все это время сохраняется – мы сейчас помолимся, поразмышляем об этом, посмотрим друг на друга, протянем друг другу руки и попросим друг у друга прощения. Не важно – а может быть, кто-то и не знает друг друга, рядом сидящие. Но это будет чин. Чин взаимного прощения. Написано, что не бесчинствуйте – не нарушайте чина, не нарушайте принципа. Все должно быть чинно и благообразно. И по чину – чин это разновидность ранга. Оказывается горизонталь – это когда мы друг у друга, у ближнего просим прощения. А вертикаль – когда у Бога просим прощения. А это крестовина. И Бог говорит: «С одной вертикалью выяснением отношений между Богом и тобой – не отделаешься! Выясни отношения с ближними!». И тогда сложится крестовина, на которой все стоит. Это буде целостность. Это будет единство противоположностей. Это будет единый принцип, выражающийся в единстве единства и не единства. Поэтому – можно не подниматься на ноги, можно не создавать шума и суеты, можно просто повернуть глаза и лица друг к другу. И поэтому я сделаю так, и прошу вас сделать это перед лицом Божьим: «Отец наш Небесный! Перед началом подвига поста и молитвы, как Ты нам завещал – а мы не можем ослушаться Твоего завещания – мы просим Тебя: - Оставь, прости нам долги и провинности наши, как и мы сейчас простим тем, которые задолжали перед нами, и виноваты перед нами. Будь милостив к нам, Боже! Прости нас так, как мы сейчас простим друг друга».

          

           Простите и меня, братья и сестры!

        

           Конечно, само чинопоследование взаимного прощения предполагает некоторое время и некий ритуал. Но его внутреннее содержание от этого не претерпевает никаких изменений. Самое главное, что совершается в уме, воле и чувстве человека. Перед нами лики. Мы всегда в Боге, и Бог всегда в нас! И если мы подумали, почувствовали и совершили какое-то побуждение воли, и какое-то устремление к этому – мы не можем не верить, что оно осталось не замеченным Богом, и тем более не принято Им. Именно поэтому, я бы хотел, чтобы мы с вами может и на этом и завершили первую часть нашего рассуждения. Может быть, минут около тридцати перервались на необходимый перерыв. А вот после этого – более интенсивно и живо пообщались по вопросам и ответам с вашими записками.

           Спасибо за внимание!